Статьи Книги О сайте
Руськая КультураСтатьиЧем 30 лет занимался Институт философии?

Чем 30 лет занимался Институт философии?

(120) 
 Фёдор Шиманский, Газета "Завтра", философия, ифран, запад, книги, хх век, просвещение, книга, работа, аборт, Россия, СССР, США, дети, либерализм, литература, марксизм, Газета «Завтра»

Газета «Завтра»

Фёдор Шиманский , Газета "Завтра" – zavtra.ru 01.03.2024, 00:32

вся работа получается на удивление однобокой и какой-то ущербной

Когда-то давно Институт философии (тогда ещё) Академии Наук СССР занимался исследованием «единственной научной» марксистско-ленинской философии: «диамата» и «истмата» вместе с «научным атеизмом». В то время современные западные философы если и изучались, то обычно с целью последующей беспощадной критики их «буржуазных» и «ревизионистских» концепций.

Но 30 с лишним лет назад ситуация изменилась. Марксизм-ленинизм списали в утиль, «идеологические барьеры» пали, наступил «плюрализм», а Институт философии (теперь уже) Российской Академии Наук решил наверстать упущенное и начал «осваивать» неизвестных россиянам европейских, североамериканских и латиноамериканских авторов. Чем он до сих пор и занимается.

Мне же захотелось оценить результаты этой рецепции. Но как это сделать? Прочитать все работы всех работников ИФРАН? Это заняло бы неоправданно много времени. Поэтому я нашёл способ попроще.

За эти 30 лет были выпущены 2 серии книг: «Философы ХХ века» (3 тома) и «Западная философия ХХ–ХХI вв.: Интеллектуальные биографии» (2 книги). Они представляют собой сборники очерков о «самых важных» западных философах по версии ИФРАН. Если о философе есть очерк, значит, он «освоен». Соответственно, если какой-то мыслитель не удостоился собственной «интеллектуальной биографии», значит, в ИФРАН его «важным» не считают и не «осваивали». (Исключение — Юрген Хабермас. Очерк о нём обещали ещё в предисловии к первой книге, но он почему-то так и не вышел.)

Таким образом, само оглавление этого коллективного труда многое говорит о работе ИФРАН. Более того, этот своеобразный список «самых важных» философов в какой-то мере отражает и рецепцию западной философии в России в целом. Но одного лишь взгляда на него достаточно, чтобы увидеть странные перекосы.

Например, уже в первом томе «Философов XХ века» есть очерк о Карле Поппере, наверное, самом разрекламированном мыслителе в России. А в третьем — о политическом философе Лео Штраусе, о котором у нас знают только, что он «отец неоконов».

На этом фоне вызывает недоумение отсутствие очерка об Эрихе Фёгелине. Ну никак не хочет ИФРАН «осваивать» одного из величайших политических философов! Хотя рядом с портретом Штрауса на врезке зачем-то изобразили обложку книги с перепиской Штрауса и Фёгелина. Той самой, в которой Фёгелин назвал Поппера «примитивным идеологическим крикуном», а его книгу про «Открытое общество» — «продуктом неудавшегося интеллектуала», «подлой, нахальной, хамской», «дилетантской и, как следствие, бесполезной»

Хотя Штраус и Фёгелин всё-таки староваты и поэтому, вроде бы, менее важны. Из более современных политических философов ИФРАН важным считает Джона Ролза — влиятельнейшего американского философа, идеолога социал-либерализма. И я думаю, что его нужно внимательно изучать, чтобы знать, что представляют собой современные США, и для критики.

Однако, как раз сильнейший критик Ролза — Аласдер Макинтайр ИФРАНу почему-то совсем не интересен. Очерка об этом бывшем марксисте, который после прочтения Томаса Куна и Имре Лакатоса обратился к Аристотелю, нет. Впрочем, нет очерка и о другом оппоненте Ролза — либертарианце Роберте Нозике (которого Макинтайр тоже критикует).

Зато есть очерк о Ричарде Рорти. Получается, что этот «постмодернистский буржуазный либерал» (как он сам себя называл) — вообще самый любимый философ ИФРАН (он как-то даже приезжал на круглый стол). И это выглядит как насмешка, ведь позиция Рорти была скорее антифилософской. К примеру, он выступал против институционализации и профессионализации философии и не разделял вообще философию и литературу. А таких обычных занятий всех уважаемых философов, как метафизика и эпистемология с их поиском «Истины» и выяснением «как вещи обстоят на самом деле», Рорти избегал. Его за это, конечно же, обвиняли в иррационализме и релятивизме. А он отвечал, что «различения между абсолютизмом и релятивизмом, между рациональностью и иррациональностью», являются «пережитками» «словаря рационализма Просвещения», который мешает, якобы, «развитию демократических обществ». (И какое только «Просвещение» люди находят в ИФРАН при таком раскладе?)

Также в ИФРАН очень любят Дэниела Деннета. Который тоже в каком-то смысле антифилософ. Деннет занимается новомодной философией сознания, причём для него сознание — лишь «иллюзия», «пользовательский интерфейс» и «функция» мозга — «компьютера». А в остальном у него — наука всё докажет! (Заканчивается же этот его «полёт сознания» ставшим уже традиционным утверждением: «Бога нет!») Естественно (или противоестественно всё же?), что Деннету выделено 35 страниц, а его оппонентам в сборниках упомянутого института не нашлось даже одной странички.

Хотя в них можно найти очерки и о классиках психоанализа Зигмунде Фрейде и Карле Густаве Юнге, и о соратнике Фрейда Шандоре Ференци, и о изобретательнице «зависти к матке» Карен Хорни, и о протестантских теологах Пауле Тиллихе и Карле Барте. (Как бы мы только жили без всего этого?!)

Среди этих очерков есть даже «интеллектуальная биография» Симоны де Бовуар. Идеолог радикального феминизма, отрицавшая семью, сама бездетная, сторонница абортов, растлевавшая своих учениц на пару с Сартром — для ИФРАН, как ни странно, «важный» философ, «чьи идеи, методологические подходы и теории прошли испытание временем».

А Элизабет Энском — «возможно, последний великий философ, писавший на английском языке» (по мнению Роджера Скрутона), ученица Витгенштейна, мать семерых детей, которая выступала против абортов и гомосексуалистов — напротив, для ИФРАНа — никто и очерка о себе не заслуживает. (И это становится понятным, когда узнаешь, что Энском писала, что все эти «пацифизмы» с «этикой ненасилия» приводят на самом деле к ещё большему насилию.)

Видимо, этим «академическим философам» гораздо дороже такие персонажи, как Питер Сингер, «легендарный» защитник животных и противник птицефабрик, но при этом сторонник абортов на сроках до 4-х недель после рождения и апологет эвтаназии — добровольной и не очень. Конечно, им тут не до какой-то мадам Энском, которая категорически заявляла, что невинных людей убивать нельзя.

На этом «важные» философы для ИФРАН, судя по всему, заканчиваются. Ведь вышедший недавно томик «Философы ХХ века. Nomina incognita» уже посвящён мыслителям, «внёсшим значимый вклад в западную философию ХХ в., однако не получившим известности и признания». И выглядит он как форменное издевательство!

Перечисленные мною великие философы прошлого века для ИФРАН оказались не так важны, как какой-то Михаэль Шмидт-Саломон — немецкий атеист и просто человек с идеями уровня «верующие отстали от времени» и «люди черпают смысл жизни из своей собственной жизни». Который к тому же стал активен только в нулевые годы века нынешнего. (Думается, очерк о нём впихнули просто для заполнения объёма).

Но разве не пичкали нас 70 советских лет разными немецкими атеистами (которые, к тому же, были несравненно умнее этого Михаэля)? Может быть, хватит? И кому вообще это сейчас может быть интересно? Но вот ифрановцы почему-то упорно возвращаются на старую «блевотину».

В итоге вся работа ИФРАН, хоть и заявленная как «изучение феномена плюрализма» и «исследование противоречий и противостояний западной философии XX века», получается на удивление однобокой и какой-то ущербной. А значит, западную философию Институту (и всем нам?) ещё осваивать и осваивать…



Дата: 01.03.2024 08:38 (Прочтено: 120)


Напечатать статьюНапечатать статью

Ваш комментарий
Ваше имя: Гость [ Регистрация ]

Тема:


Комментарий:


 

Комментарии к статье

Ваш комментарий будет первым...



[ 21.07.2024 20:08:46 ]